Антиутопия — мой любимый жанр художественной литературы. Произведения Хаксли, Оруэлла, Брэдбери, Пелевина и других авторов считаю зеркалом мира. А окружающую действительность — отражением инфернальных систем, созданных писателями.

абстрактная картинка
Антиутопические образы

Первый — грубое давление, ограничение доступа к информации, физическое принуждение и насилие. Попытки реализации этого уровня можно найти в учебниках истории.

Второй — создание условий, в которых человек не интересуется окружающей действительностью. Страны золотого миллиарда живут на этом уровне. Ну, если без обобщений, некоторые люди в относительно благополучных странах живут на этом уровне.

Третий — это комбинация первых двух. Он реализуется везде, где есть доступ к компьютерам и интернету. Проявления трех уровней противоречий описаны в книгах «1984», «О дивный новый мир» и «Любовь к трем цукербринам».

1984

В романе Джорджа Оруэлла «1984» описан самый примитивный уровень взаимодействия человека и системы. Тоталитарное государство контролирует людей с помощью простых инструментов: ограничения доступа к информации, манипуляций фактами и интерпретациями, культивирования стадного инстинкта, доносительства, нетерпимости, ненависти.

Человек живет в среде, где черное называется белым, а дважды два равно пяти. Он должен сам контролировать собственные мысли и убеждать себя, что «война — это мир, а свобода — это рабство». Более того, система заставляет человека искренне верить в искаженную действительность. Отсутствие веры — это ересь.

Из песни The Wall
All in all you’re just another brick in the wall

Кстати, похожий мир создал Рэй Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту». Пожарные команды сжигают книги, чтобы лишить людей доступа к информации и разучить их думать.

Благофордие Хаксли

Олдос Хаксли в произведении «О дивный новый мир» описывает второй уровень противоречий между человеком и системой.
Государство использует изощренные способы контроля. Оно обеспечивает доступ к любой информации, однако создает избыток данных. Средства массовой информации транслируют развлекательные передачи. Люди стремятся потреблять материальные блага. Гедонизм считается едва ли не официальной идеологией: людей стимулируют употреблять безопасный наркотик, постоянно покупать новые вещи, быть полигамными.

Чтобы увидеть дивный новый мир Хаксли, жителям развитых и многих развивающихся стран достаточно выглянуть в окно, включить телевизор или выйти в интернет. Правда, зачем ограничивать доступ к информации или сжигать книги. Какой дурак будет читать Брэдбери, когда есть зомбоящик? Зачем скрывать правду, если можно интерпретировать факты десятки раз? Представитель общества потребления просто выберет для себя удобную интерпретацию.

общество потребления
Избыток информации эффективнее информационной депривации

Человек из дивного нового мира — это овощ. Он автоматически ходит на работу, покупает модные гаджеты, развлекается. Системе не нужно принуждать его к правильным мыслям и действиям. Достаточно создать в голове пустоту и заполнить ее рекламными слоганами.

Little Sister Пелевина

Третий уровень противоречий между человеком и системой описан в романе Виктора Пелевина «Любовь к трем цукербринам».

Мир Пелевина одновременно похож на миры Оруэлла и Хаксли. С одной стороны, система создает условия для комфортного потребления и наслаждений. Она наполняет действительность пустым контентом, который замаскирован под ценную информацию. Пелевин утверждает, что системе не нужно контролировать мысли человека, так как они не появляются сами по себе. Все мысли транслируются в головы людей через телевизор, компьютер и маркетинговые сообщения. С другой стороны, система жестко наказывает за нарушение запретов.

В романе «Любовь к трем цукербринам» есть любопытный персонаж. Программа-помощник Little Sister — аллюзия на Большого Брата Оруэлла. В «1984» министерство любви насильно заставляет человека полюбить Большого Брата. В мире Пелевина такие усилия не нужны. Little Sister в образе японской школьницы из взрослого видео — объект вожделения героя.

Наверное, такой представлял Little Sister герой Пелевина

Система Пелевина эволюционировала по сравнению с системой Хаксли. Она на всю катушку использует интернет и социальные сети. Мир Пелевина коварен: система смогла взять под контроль людей, которые считаются думающими. Программисты, журналисты, копирайтеры и прочие хипстеры незаметно для себя попадают в ловушку фейсбуков, айфонов, якобы продвинутых тусовок, псевдодуховных книг.

Какой уровень самый опасный

Система Оруэлла может убить, посадить в тюрьму, растоптать и навязать свою волю. Жители мира «1984» могут быть в любой момент уничтожены физически. От системы невозможно защититься ненасильственным способом. Можно попробовать убежать или приспособиться. Но даже это не гарантирует физической безопасности.

Системы Хаксли и Пелевина практически не угрожают жизни человека. Но они забирают мысли и чувства. Оболочки людей живут, а их сущности гарантированно уничтожаются. Что страшнее: физическое принуждение и насилие или превращение человека в зомби? Это риторический вопрос.

Опубликовано Дмитрий Дементий

Автор блога. Пишу, дышу, бреюсь. Связаться можно через комментарии или электронный адрес d.dementiy(гав)gmail.com